21.11.2022

ВС РФ: при рассмотрении вопроса обоснованности выплаты по банковской гарантии необходимо исследовать объем выполненных подрядчиком работ | Legal Bulletin |

Суть дела

ООО «Спецстройкомплект» обратилось к районной администрации г.Нижнего Новгорода о взыскании 8 747 203,04 руб. неосновательного обогащения и 467 291,27 руб. процентов.

Иск мотивирован тем, что 30.06.2019 между подрядчиком и администрацией заключен муниципальный контракт на выполнение работ по комплексному благоустройству территории парка. В обеспечение исполнения контракта подрядчик предоставил банковскую гарантию на сумму 9 163 457,64 руб.

23.08.2019 администрация приняла решение об одностороннем отказе от исполнения контракта в связи с нарушением сроков выполнения работ и 04.09.2019 направила подрядчику претензию с требованием уплатить штраф в размере 610 897,18 руб. за нарушение подрядчиком обязанности по передаче заказчику документов на привлекаемых субподрядчиков.

Ссылаясь на расторжение контракта и на направленную подрядчику претензию с требованием уплатить штраф в указанной сумме, администрация предъявила банку требование о выплате 8 757 203,04 руб. по банковской гарантии, которое было удовлетворено банком. Позже банк в судебном порядке взыскал с подрядчика уплаченную им сумму по банковской гарантии (дело № А43-744/2020).

Ввиду необоснованности получения администрацией суммы по банковской гарантии, подрядчик обратился с иском в суд о взыскании 8 747 203,04 руб. (за вычетом штрафа в размере 10 000 руб.) неосновательного обогащения.

Суды трех инстанций признали требования подрядчика обоснованными и удовлетворили иск в полном объеме, установив, что администрацией предъявлено требование об уплате штрафа за нарушение подрядчиком обязательства по пункту 5.2.16.1 контракта по передаче заказчику документов на привлекаемых субподрядчиков, которое не имеет стоимостного выражения, и потому регулируется пунктом 9.4. контракта с установлением штрафа в размере 10 000 руб., а не пунктом 9.3. контракта с установлением штрафа в размере 610 897,18 руб.

На этом основании суды отклонили доводы администрации, которая ссылалась на наличие стоимостного выражения данной обязанности, начисляя штраф в размере 610 897,18 руб. вместо 10 000 руб.

Суды также указали, что по смыслу Закона № 44-ФЗ обеспечение исполнения контракта к мерам гражданско-правовой ответственности не относится, а размер удержания такого обеспечения в пользу заказчика напрямую зависит от размера имеющихся у него конкретных требований к подрядчику, и, сославшись на пункт 29 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе, утв. Президиумом ВС РФ 28.06.2017, заключили, что сумма денежных средств, превышающая указанный размер, подлежит взысканию с заказчика в качестве неосновательного обогащения.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций, указав, что признавая полученную выплату по банковской гарантии неосновательным обогащением администрации, суды не устанавливали обстоятельств, связанных с неисполнением подрядчиком своих обязательств по контракту, что послужило основанием для расторжения администрацией контракта в одностороннем порядке и, как следствие, основанием для обращения в банк с требованием о выплате суммы банковской гарантии, а ограничились лишь установлением обстоятельства нарушения подрядчиком обязательств по пункту 5.2.16.1 контракта о непередаче документации.

Кроме того, Судебная коллегия Верховного суда РФ обратила внимание, что нижестоящие суды, ссылаясь на пункты 29, 30 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе, утв. Президиумом ВС РФ 28.06.2017, не учли, что изложенные в этих пунктах правовые позиции касаются обстоятельств, связанных с исполнением обязательств по контракту с просрочкой, в то время как по настоящему делу контракт не исполнен, что послужило основанием для одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу администрации, отменила обжалуемые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Мнения специалистов

При новом рассмотрении спора суду необходимо будет установить обстоятельства, связанные с неисполнением подрядчиком своих обязательств по контракту (выполнение менее 5 %), установить, имелись ли препятствия для надлежащего исполнения контракта, определить основания для одностороннего отказа от контракта и установить, было ли его расторжение досрочным, а также оценить своевременность и полноту исполнения заказчиком встречных обязанностей для определения правомерности возложения всей ответственности в пределах суммы банковской гарантии на подрядчика.

Мария Овчинникова, руководитель Департамента правового обеспечения договорной и судебной работы Бюро адвокатов «Де-юре»

Так, по смыслу Закона № 44-ФЗ заказчики, реализуя принцип ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективность осуществления закупок, при планировании и осуществлении закупок должны исходить из необходимости достижения заданных результатов обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Также статья 9 Закона № 44-ФЗ закрепляет принцип профессионализма заказчика и потому с учетом положений статей 1, 10 ГК РФ и иных положений гражданского законодательства о подряде заказчики также несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на них обязательств. Отсюда следует, что если заданный результат невозможно достичь ввиду неправильного планирования закупок (в том числе относительно сроков выполнения работ, сроков и порядка предоставления проектной и рабочей документации, исходных данных, сроков передачи стройплощадки и прочее), то ответственность за срыв сроков выполнения работ не может быть возложена полностью на подрядчика.

Относительно возможности удержания заказчиком всей суммы по банковской гарантии без предварительного расчета пени и штрафов за нарушение конкретных обязательств и их предъявления - полагаю, что это может привести к учащению случаев злоупотребления заказчиками своими правами, поскольку освободит их от определения конкретных оснований и расчета суммы предъявляемых требований, заказчику достаточно будет сослаться на нарушение сроков выполнения работ и получить по банковской гарантии всю сумму обеспечения. Такой подход также осложнит процесс защиты со стороны подрядчика и будет нарушать принцип соблюдения баланса интересов сторон.

В свою очередь статья 375.1 ГК РФ предусматривает возможность защиты подрядчика путем предъявления заказчику требования о возмещении убытков, которые причинены вследствие того, что представленные заказчиком документы являлись недостоверными либо предъявленное требование являлось необоснованным.

Также из правовой позиции ВАС РФ, изложенной, в частности, в постановлении Президиума от 02.10.2012 N6040/12, и Верховного Суда РФ, изложенной в определениях от 20.05.2015 N307- 3C14-4641 и от 12.08.2015 N305-3C15-4441, следует, что в силу независимости обязательств гаранта от обязательств принципала перед бенефициаром все негативные риски действительности и соразмерности предъявленного гаранту требования несет только бенефициар, и только перед принципалом.

Позиция Верховного суда последовательна, но трактовать её в пользу одной из сторон преждевременно. В Определении нижестоящим судам рекомендовано исследовать обстоятельства, которые послужили основанием для отказа заказчика от контракта. Основания расторжения контракта позволят установить негативные экономические последствия, возможно, понесенные заказчиком из-за неисполнения обязательств подрядчиком. В свою очередь, это может изменить размер взыскиваемого неосновательного обогащения, но не может стать основанием для отказа в его взыскании, так как Верховный суд не говорит о том, что неосновательного обогащения на стороне заказчика нет - считает управляющий партнер Адвокатского бюро «ЭЛКО профи» адвокат Елена Козина